14:30 30.09.2022

Шансы на реформирование ООН существенно возрастут после победы Украины и партнеров в этой войне - Кулеба

22 мин читать
Шансы на реформирование ООН существенно возрастут после победы Украины и партнеров в этой войне - Кулеба

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы агентству "Интерфакс-Украина"

 

С Вашей точки зрения, каковы могут быть последствия для России в связи с ее попыткой аннексии временно оккупированных территорий Украины?

Первое последствие для России будет в том, что она просто подавится этими новыми кусками территории, которые пытается аннексировать. Президент Украины, работая из Киева, прошлую и эту неделю (у Президента только в среду было 6 международных звонков исключительно по этой теме), я  и премьер-министр в Нью-Йорке на Генассамблее ООН добились того, что не просто партнеры готовы осудить самым строгим образом  возможное решение Путина об аннексии, но и усилить военную, финансовую поддержку Украины в ответ. Также никто не будет признавать эту аннексию, и не будет никаких сдерживающих факторов для Украины с точки зрения ведения боевых действий по освобождению этих территорий. Никто не будет хватать нас за руку и говорить: "А теперь стойте, теперь туда нельзя".

То есть, в ответ на попытку аннексии наших территорий поддержка Украины будет увеличена в отличие от того, что было в 2014 году?

Да. Мы полностью изменили у наших партнеров логику, которая была после 2014 года и первое время после 24 февраля 2022 года, когда нам говорили: "Осторожно, не делайте вот это, чтобы не провоцировать  Путина на эскалацию". Теперь логика такая: если Путин делает вот это - то мы делаем вот это, и никто не будет пытаться делать что-то, чтобы как-то его погладить, усмирить, остановить. Этот результат не родился за один день. Это результат долгой работы. Тут как раз контакты Президента имели решающее значение. Но, в принципе, я совершенно спокоен в плане ожидаемой реакции мира на возможную аннексию.

Эксперты отмечают, что восьмой пакет санкций против России, который сейчас обсуждается Евросоюзом, не является жестким. 

Пакет  откровенно не соответствует уровню путинской эскалации и угроз, которые Россия сегодня представляет для Европы и мира. Поэтому я и сказал, что будет усилена поддержка по военной и экономической части. Параллельно вы видите последнее объявление Соединенных Штатов о новом пакете военной помощи, его сложно назвать слабым.

Все же следят у нас, что дают американцы, и чуть-чуть, что немцы - из спортивного интереса. А на самом деле мне каждое утро кладут на стол документ из 20 страниц, где по каждой стране указано, что мы от нее получаем: что уже получено, что в работе, что еще можно получить.

Именно в контексте объявленной мобилизации, объявленных и уже проведенных «псевдореферендумов» и возможной аннексии мы видим, как правительства дружественных стран ускоряют решения о предоставлении конкретной военной помощи нашей стране.

В силу того, что все признают, в том числе в ООН, что действия, которые намеренно предпринимает Россия, являются нарушением Устава организации,  есть ли шанс на изменение Устава ООН в части того, что касается России, как члена Совета безопасности, например, приостановки ее участия в Совбезе?

Нет. Сейчас поменять Устав ООН возможности нет. Но брожение на тему того, что что-то пошло не так и ООН надо менять, очень усилилось, и на этой сессии Генассамблеи очень сильно ощущалось, а в результате этого брожения можно прийти к изменениям Устава ООН.

Будем откровенны, все международные форматы, начиная с Вестфальского мира 1648 года, создавались по результатам крупных военных конфликтов, глобальных кризисов, а все, что происходило в тот момент в Европе, и было глобальным кризисом. Вестфальский мир, Венский конгресс, Лига Наций, ООН. Потому есть какой-то процесс брожения, он идет, звучат разные мнения, призывы, эксперты пишут длинные и умные статьи, но, по факту, условия для реформы ООН сложатся только после того, как политическая карта мира перекроится - в вопросах политического влияния тех или иных игроков.

То есть, после этой войны?

Если коротко, то после победы Украины и наших партнеров в этой войне шансы на реформирование ООН существенно возрастут.

Как Вы сказали, действительно есть опасения перед зимой, но включился фактор взрыва газопроводов, и этот фактор говорит о том, что просто у России технически сейчас не так много возможностей поставлять газ в Европу перед зимой.

Если только не сама Россия лишила себя технических возможностей поставлять газ.

У Вас нет информации о том, кто стоит за взрывами?

Мы изучили уже технические аспекты проблемы, и, несомненно, это диверсия. Я уверен, что следы будут быстро установлены. Но даже если сейчас исходить просто из логики, кто больше всего от этого выигрывает, то это сама Россия, которая планово готовилась к использованию газопроводов, как оружия. Выглядит так, что она их так и использует. Но это не окончательный вывод, мы ждем более детальных фактов, которые прежде всего граничащие страны - Дания и Швеция - смогут установить на месте.

Логика заключается в том, что если взрывается газопровод, Россия не платит штрафные санкции за сокращение поставок?

Да, это самый базовый аргумент. Но с другой стороны всегда можно сказать: "Нет, ну это слишком дорого. Взорвать трубопровод - это дорогая история. Не дешевле ли было просто сломать еще одну компрессорную станцию, как с "Северным потоком 1" и сказать: "Из-за ваших санкций насосы не работают"?".

Сейчас есть дискуссия, и было бы преждевременно сейчас однозначно что-то говорить, но если руководствоваться логикой, кому выгодно, то однозначно не самим европейцам или американцам.

Это говорит о том, что все международные коммуникации разного уровня – и трубопроводы, и подводные кабели - сейчас под угрозой?

 Мы же об этом уже всем давно и упорно рассказываем, что 24 февраля Путин напал не только на Украину, он напал и на вас, но если на нас он напал сразу танками и ракетами, то на вас - высокими ценами на газ, электроэнергию, инфляцией и пропагандой.

По сути, сейчас открыт еще один фронт войны против Европы - фронт критической инфраструктуры. Теперь любое инфраструктурное сооружение, которое находится под водой, может стать объектом атаки: труба или кабель. А потом, есть же вопросы экологических катастроф, разрушения экологических систем. Эти взрывы на газопроводе   - это открытие нового фронта войны Путина против Европы.

Причем, как выяснилось, это можно сделать максимально незаметно, когда нет прямых улик.

Как говорится, беда пришла откуда не ждали. Никто же не проводил патрулирование. Есть северные трубопроводы, а есть же еще южные трубопроводы, которые лежат в Средиземном море. Одно дело - потерять один канал поставки, который на ладан дышал из-за политики россиян, а если точно также можно взорвать трубу, которая из Алжира идет по морю? Тогда же можно реально отрезать от поставок. То есть, много вопросов.  Я думаю, сейчас будет какая-то совместная операция НАТО или ЕС по морскому патрулированию подводных объектов критической инфраструктуры.

После того, как Путин озвучил ядерные угрозы, очень много комментариев и дискуссий на эту тему, и все задают один и тот же вопрос: какими будут действия Запада в случае ядерного удара. Я думаю, Вы обсуждали это со своими партнерами на Западе. Есть понимание, о котором не говорят, или пока его нет и его разрабатывают?   

Перспектива применения ядерного оружия вызывает шок у всех, прежде всего у стран, которые владеют ядерным оружием. И тут позиция и Китая, и Индии, которые заняли отдельную позицию в контексте войны России против Украины - абсолютно категорически против применения ядерного оружия, не говоря уже о других ядерных странах, которые принадлежат к Западу и с которыми у нас, соответственно, очень тесные отношения.

Если Путин считает, что применив ядерное оружие, он, во-первых, сломает Украину, заставит ее отказаться от борьбы, во-вторых, сломает Запад и заставит их отказаться от поддержки Украины, то он в очередной раз, как он уже много раз до этого делал, грубо ошибается. Это не сломает Украину и это не заставит Запад отказаться от поддержки Украины.

Вопрос только в одном, и это самый острый вопрос во внутренних дискуссиях в разных правительствах - как на это реагировать, если это, не дай Бог, случится. Но опция уменьшить поддержку Украины и сказать: "Все, стоп, раз уж вы так пошли, то теперь давайте делать уступки" в серьезных столицах не обсуждается.

На самом деле, все, что нужно сейчас нашим партнерам, это вспомнить, что на протяжении десятилетий у них была эффективная стратегия ядерного сдерживания Советского Союза, и сейчас нужно снова поверить в себя и воплотить  стратегию, которая сдержит Россию. Это абсолютно возможно, это не является каким-то предрешенным фактором. Сейчас россияне получают профиты уже от того, что в принципе тема ядерного удара вышла если не на передовицы, то точно на вторую-третью страницы, эффект запугивания уже работает. Мы очень активно разговаривали с партнерами на эту тему. В первые дни общения нервозность ощущалась, но потом нам удалось как-то это все стабилизировать. Нужна твердость духа, вера в победу, и все будет хорошо.

Как я понимаю, тема недопустимости ядерной войны будет одной из стратегий бывшего президента США Дональда Трампа на дополнительных выборах.

Это же внутриполитическая борьба. Оппозиция всегда обвиняет власть в том, что она все делает неправильно, а потом, становясь властью, нередко поддерживает политику предыдущей власти. Трамп человек уникальный, и напомню, что его отношение к Украине крайне сложное, но именно при его президентстве вышла и Крымская декларация Помпео, и первая партия "Джавелинов" приехала. Политика, особенно в такой стране, как Америка, это не одна личность, это система, которая ведет определенную линию. И Дональд Трамп, будучи президентом, эту систему не поломал, в том числе в вопросе Украины.

Мы работаем с президентом Байденом, мы очень благодарны ему за всю поддержку. Ни одна страна в мире не сделала для нас больше, чем Соединенные Штаты, это факт.

Но я бы не рассматривал сейчас никаких апокалиптических сценариев, потому что в основе нашей поддержки раньше был один элемент - двухпартийная поддержка в Конгрессе, а сейчас у нас есть два элемента - первый, который я назвал, и второй - колоссальная поддержка со стороны американского народа. Это два гаранта стабильности политики  политики США относительно Украины.

Кроме того, даже если завтра кто-то позвонит и скажет Президенту Зеленскому садиться за стол переговоров и договариваться о чем-то невыгодном для Украины, он этого не сделает. Я не вижу сейчас лидера в мире, который способен был бы сломать Президента Украины и заставить его что-то делать наперекор интересам Украины. Я спокоен.

В качестве одного из сценариев есть версия о том, что Россия в этом году скажет: "Мы аннексировали территории, а теперь - мир, давайте выстраивать отношения". Таким образом они отвечают на требования Китая, Индии, а что касается Запада,  речь может идти о сокращении помощи Украине. Такое возможно?

"Великий стратег" Путин совершенно гениально объявил мобилизацию в разгар Генассамблеи ООН. Когда я туда приехал, первые встречи у меня были с представителями определенных стран, которые начинали мне рассказывать, что хотят помочь с переговорами. Когда не хочешь что-то делать для Украины, то сразу же начинаешь рассказывать, как ты хочешь помочь  с переговорами. Если началось с этого, то после объявления о частичной мобилизации, замолчали даже эти страны, причем замолчали конкретно, потому что они поняли, насколько уже очевидное агрессивное намерение продолжать агрессию в этом решении Путина.

Уже месяца три, как я всем партнерам, которые твердо стоят на нашей стороне или которые “петляют”, говорю одну простую вещь - в то время, когда Путин или кто угодно выйдет и серьезно скажет что-то про переговоры (потому что пока ничего серьезного об этом не говорят, они делают вбросы, зондируют почву), первое, что надо сделать – не принимать немедленно это приглашение к переговорам, а взять паузу и проанализировать, а почему это вдруг россияне решили реально вести переговоры. Я уверен на 90%, что причиной этого будет необратимый и скоропостижный коллапс России в ее войне против Украины.

Тогда вопрос - а зачем спасать Россию?

Кстати, есть две части, первая - это поражение России в войне против Украины и уход ее с нашей территории и вторая - это судьба, будущее России, что с ней будет. Это уже их проблема, пусть русский народ решает, что он будет делать с теми, кто ради своих дворцов и привилегий отправляют на убой простых русских и не русских мужиков. Я говорю именно о фронтовой ситуации. Условно говоря, если россияне придут с предложением о переговорах, на 90% - это значит, что они практически проиграли войну.

Так зачем тогда вступать с ними в переговоры?

 А если принять во внимание толпу мобилизованных, которую они сейчас привезут - миллион, полтора, два? Даже с учетом их боеспособности, все равно это много.

Конечно, много. Ни один пессимист в истории не выиграл ни одну войну. Конечно, если исходить из того, что "завтра нас уничтожат ядерным оружием и затопчут двумя миллионами русских", тогда не надо воевать, надо сразу сказать: "Мы же понимаем, чем все закончится", и сразу сдаваться. Но у нас в стране и у народа другая логика.

Разница в чем? В России реально воюет президент Путин и его ближайшее окружение. Это те люди, которые заставляют всю страну воевать. А у нас против внешнего агрессора воюет народ, и президент не заставляет народ ничего делать. Народ хочет победить, потому что мы понимаем цену в этой войне, мы настроены на победу. Они будут мобилизовывать миллион человек - значит мы будем везти в страну оружие в достаточном объеме, способное уничтожить  миллион человек. Они будут угрожать нам ядерным оружием - значит мы сделаем все для того, чтобы весь мир вместе создал условия, при которых они не применят это ядерное оружие. Логика такая, а не "куда же это все нас заведет?"

Возвращаясь к Соединенным Штатам и довыборам в Конгресс. У Вас есть уверенность в том, что при любом их исходе, это не повлияет на объемы помощи Украине?          

 Абсолютно. Честно, мне с точки зрения внутренней политики Америка не интересна, как министру иностранных дел. Что бы там не происходило, есть два фактора - республиканцы и демократы объективно объединены вокруг Украины. Есть крыло республиканцев, которое "анти", оно существует, но оно не будет иметь мейнстрим влияние. Как и в Италии. Все посыпают голову пеплом: "Все, нам всем конец, Берлускони, Сальвини". Все будет хорошо, надо смотреть на вопросы немного глубже и тоньше. Поэтому с точки зрения возможных изменений в балансе американской внутренней политики я рисков для Украины не вижу по результатам выборов в Конгресс.

Кстати, как Вы оцениваете результаты недавних выборов в Италии?

Нам известна позиция госпожи Мелони, результат которой ставит ее на две головы выше над любым потенциальным партнером по коалиции, и у нас есть достаточно серьезная коммуникация с ее командой и сигналы от нее по поводу неизменности ее внешнеполитического курса в вопросе Украины.

Зима впереди, и есть все-таки страны в Европе, которые могут поколебаться, где могут быть объявлены досрочные выборы, произойти изменения коалиции?

Даже если пару правительств “упадет” за зиму, это не повлияет на общий курс.

Это не может не сказаться на решениях ЕС?

Моя работа - сделать так, чтобы не сказалось. Если не работать, ничего не делать - обязательно что-то плохое произойдет. Но у нас на дипломатическом фронте вся команда Президента работает на максимальных скоростях для того, чтобы минимизировать любые риски для страны. У меня есть понимание, какие страны наиболее хрупкие с точки зрения экономических проблем. Опять же, в Нью-Йорке мы пересекались с коллегами, некоторыми министрами европейских стран, и один из них мне прямо сказал: "Чувствую, что приближается конец нашего правительства, не выдержим". Но мы не вмешиваемся во внутренние дела других стран, наша задача в том, чтобы независимо от смены правительства, которое выберет народ соответствующей страны, поддержка Украины продолжалась.

Что такое поддержка Украины? Это же очень разные формы. Санкции. Действующие санкции точно отменять никто не будет, на это консенсуса в ЕС не будет. Тут можно быть абсолютно спокойными. Будет все сложнее и сложнее применять серьезные новые санкции. Да, мы это уже видим, это уже происходит. Оружие. Теоретическая ситуация: если одно правительство поставляет нам сейчас танки и снаряды, а придет новое и скажет, что не может по политическим причинам больше летальное оружие поставлять Украине, значит, будем нелетальное от них получать. А потом и к летальному вернёмся.

Я не вижу ни одного правительства в Европе, которое могло бы себе позволить   отказаться от поддержки решений, связанных с Украиной и уйти в полный игнор.

Также потому что это поддерживается людьми или по другой причине?

На самом деле нет. Например, есть Венгрия, где мы видим официальную статистику, что люди не сильно поддерживают Украину. В гуманитарных вопросах поддержка есть, дети, женщины - это святое.

Есть три фактора. Первый фактор - это логика консенсусных решений ЕС. Если ты пытаешься где-то "отпетлять" - с тобой сядут, поговорят, объяснят, предложат какое-то решение, и в результате тебя подгоняют в общую рамку.

Второй фактор - это позиция Украины. Надо признать, что у Украины сейчас самый высокий в Европе моральный и политический авторитет, как у государства. Это реальность. Может, кто-то не хочет ее признавать, потому что неудобно, но это факт.

Своей позицией Украина способна менять позицию других государств, даже если им это не нравится, говорят: "вы нам надоели, вы нас постоянно критикуете, вы постоянно создаете нам проблемы".

Но есть еще и третий фактор, который тоже не нужно отбрасывать. Даже в самой скептически настроенной стране Европы есть четкое понимание, что Путин - это угроза всей Европе. Просто не все позволяют себе открыто реализовывать это понимание в политике, даже, условно говоря, премьер-министр Орбан, но они все понимают, что такое современная Россия, и понимают, что Европе конец, если она сейчас проиграет. Конец не в плане развалится, а конец в том, что она будет вынуждена подчиняться воле России по тем или иным вопросам своего развития. А вот этого уже допустить никто категорически не хочет.

Для ЕС позволить России победить в Украине - это самим проиграть , потому что потом Россия начнет диктовать полностью - от энергетики и киберугроз до создания угрозы напрямую на границе ЕС, военного присутствия. Вся военная махина, которая сейчас создает проблемы нам и которую мы уничтожаем, она же потом точно так же начнет создавать проблемы везде. Полеты беспилотников и нарушение воздушного пространства самолетами будут просто июльским пухом по сравнению с тем, что может наступить. Поэтому что бы там ни говорили самые якобы пророссийски настроенные политики, никто из них лечь под Путина не хочет.

Какова дальнейшая судьба зернового коридора: будут ли переговоры о его сохранении?

ООН, Турция, Украина пытаются сохранить зерновой коридор любой разумной ценой.

Для нас это критически важно. Альянс ООН, Турции и Украины - это сейчас гарант продовольственной безопасности в мире. Если этот коридор обнулится  (а Россия шантажирует тем, что она это сделает), то снова цены на продовольствие вырастут. Если нет поставок из Украины на мировой рынок (не важно, в какую страну) цены автоматически растут во всем мире. Если закрыть коридор, то условная страна "X", которая напрямую получает зерно от Украины, пострадает не меньше, чем страна "Y", которая зерно не получает, но у которой подскочат резко цены.

Возможность сорвать зерновой коридор - это серьезное оружие в руках Путина, но мы прилагаем максимум усилий  для того, чтобы сохранить функционирование зернового коридора. Более того, возможно, если Путин все-таки решится на то, чтобы его сорвать, я думаю, что страны, заинтересованные в его функционировании, всерьез задумаются, чтобы вернуться к первоначальному украинскому предложению и обеспечить военное патрулирование коридора - настолько он важен, как все убедились, для мировой экономики и безопасности людей.

Позиция Китая относительно войны РФ против Украины на сегодняшний момент – это лучшее из худшего, что мы можем ожидать, лучшее из зол или это объективная реальность, с которой мы просто должны смириться?

Это реальность, с которой можно работать. Кому более выгодна нынешняя позиция Китая? Конечно, Украине, а не России. Россия хотела бы получать намного большее участие. Хотели бы мы получать от Китая больше? Конечно, хотели бы. Но, реально взвешивая ситуацию, мы понимаем, что нынешняя позиция - это позиция, с которой мы можем работать.

У нас была такая же ситуация, например, с Ираном, пока они нам предательски не ударили в спину и не поставили России дроны, хотя  убеждали на всех уровнях, официально, что этого не будет, потому что этого не будет никогда.

Если Китай где-то поддержит российскую агрессию против Украины в любом форме, это будет иметь разрушающий эффект на наши двусторонние отношения, которые этого не  заслужили, потому что 30 лет у нас были хорошие, конструктивные, дружественные отношения, и мы слышали всегда друг друга.

А как бы Вы прокомментировали позицию Индии? Если вообще мы чувствуем эту позицию, кроме того, что Индия и Китай - это дополнительный рынок для российских энергоносителей.

Нам с Индией и Китаем не хватает одного элемента - это регулярного контакта лидеров.

Мы предлагаем эти разговоры, но они по политическим причинам пока воздерживаются . Позиция Индии - такая же, как и позиция Китая, с ней можно работать. У меня, конечно, есть вопросы к закупке нефти, но аргумент индусов простой: "Европа покупает, почему мы не можем покупать?" То есть, сложно. Но мы видим там и позитивную динамику, например отказ индийского ВПК от сотрудничества с Россией по ряду проектов, это серьезные финансовые потери для российского оборонного комплекса. Политически позиция Индии звучит всегда четко - что она за территориальную целостность Украины. Из того, что мы знаем об разговорах Моди с Путиным - тоже вопросов нет к Моди, он говорит правильные вещи.

В целом, все это очень важно и хорошо, к каждой стране нужен отдельный подход, но нет ничего более важного, чем оружие. Поэтому, если делать карту оценки отношений с любой страной, то сейчас вопрос номер один в этой анкете был бы, поставляет/продает ли эта страна оружие Украине или нет. Война - это война.

Есть ли какой-то общий знаменатель отношения к Украине со стороны стран Африки? Похоже, многие из них они рассматривают нас как сателлита Америки? Это важно и для голосования в ООН, и экономически.

Общий знаменатель - "это не наша война". Конечно, есть единицы, которые говорят, что это война Америки или Запада с Россией на территории Украины, но это даже не меньшинство, а единицы. Основной нарратив - что это не африканская война, "нам надо ее пересидеть, с минимальными затратами для себя и дружить со всеми". Как говорила мне одна африканская коллега: "Украина - наш друг. Россия - наш друг. Мы хотим быть друзьями. Наши сердца - с вами. Пожалуйста, знайте, что наши люди - с вашими людьми. Спасибо, мне надо бежать". Это их попытка пропетлять. Но пропетлять ни у кого не получится, потому что, говоря канцелярским языком, Россия атаковала Устав ООН.

Аргумент, который реально работает с африканцами очень простой: "У вас есть соседи, у которых к вам есть территориальные претензии? (Там очень много таких вещей) - Есть. - Поверьте мне, сейчас ваши соседи сидят и молятся своим богам за то, чтобы Россия победила. Потому что если Россия сможет и ей все сойдет с рук, то они-то точно вас смогут проглотить и никто и слова не скажет". Когда ты эту проблему погружаешь в их реальность, у них начинает меняться оптика. Плюс продовольствие. Вы же думали это не ваша война? А теперь, когда у вас народ пошел на улицы громить магазины из-за высоких цен, вы вдруг поняли, что "где-то там война, а мы ощущаем конкретные результаты".

Есть и третья категория стран, это пока тоже не большинство, если мы говорим об Африке, которые прям сильно за нас, но они есть. Они полностью разделяют нашу повестку, поддерживают, чем могут, но, к сожалению, у них нет больших военных арсеналов.

Можно ли говорить о том, что эти страны делятся в том числе по принципу зависимости от больших стран: кто-то ближе к США, кто-то - к Китаю?

Нет, есть нюансы. Мне сделали аналитику по различного рода инвестициям США, Евросоюза, Китая, Турции и России в страны Африки. Вся поддержка России в Африке держится в основном на ностальгических воспоминаниях о поддержке Советского Союза в борьбе с колониализмом и финансировании экономик в разных африканских странах. Кстати, это учит нас важному о политике - что уже и Советского Союза нет, уже и Африка совершенно другая, и Россия другая, а все равно инвестиция работает, инвестиция приносит прибыль. Второй инструмент их влияния - это продажа оружия и присутствие "вагнеровцев" в Центральной Африке. И все.

ЕС, Америка вливают безумное количество денег в инвестиции в Африку. Но тут включается другой фактор – колониализм. Например, есть дружественные страны, которые говорят: "А хотите мы вам сделаем встречу с парой африканских стран?" Конечно,  первая интуитивная реакция - согласиться. Но на самом то деле - это все равно, что если бы Россия к кому-то пришла из европейцев и сказала: "Мы в Украине решаем вопросы, они просто 300 лет были частью нашего государства, мы один народ, поэтому если вам надо что-то по Украине порешать, обращайтесь, мы вам поможем". Африканцы очень чувствительны к этим вещам.

Это касается того аргумента, о котором вы говорите: даже если эта страна прозападная, но у нее травма колониализма живет, это абсолютно не значит, что она будет автоматически поддерживать Запад в той или иной позиции.

Есть большие проблемы с украинским бизнесом. Что делается со стороны МИД для помощи украинскому бизнесу?

В прошлом году на конференции послов мы представили Президенту уникальный продукт - цифровую систему NAZOVNI. Это электронный кабинет экспортера, который напрямую связан со всеми украинскими дипломатическими миссиями во всем мире.

Честно скажу, что мы с февраля по июнь не занимались этим проектом в силу объективных обстоятельств, но потом я сказал, что война войной, но помощь украинскому бизнесу - это также помощь Украине выиграть войну, потому что экономика должна жить.

Ни одна страна не выиграла войну с мертвой экономикой. Мы резко прибавили оборотов по NAZOVNI, подключили к ней абсолютно все посольства и консульства. Это принцип одного окна: экспортер зашел, создал себе кабинет, указал, что он продает в страны, которые его интересуют, в посольстве соответствующей страны это сразу увидели, отработали запрос, вернулись к экспортеру и сказали: "Вы можете продать столько этого сюда, вот партнер, вот контакт, вот как работает местное законодательство". И теперь мне раз в две-три недели приносят подборку реакций, которые оставляет бизнес на работу NAZOVNI. Мы это делаем, чтобы слышать замечания и улучшаться, устранять баги в системе. Базовый наш клиент - это малый и средний бизнес, мы им помогаем выходить на внешние рынки и зарабатывать валюту. И когда они пишут добрые слова, что они поражены, что все работает и государство реально помогает, это мотивирует нас работать еще больше.

Сейчас у нас резко возросло количество заявок в системе, видно, что бизнес ощутил реальную помощь дипломатов. По состоянию на 25 сентября, в системе NAZOVNI зарегистрированы уже 662 компании. В основном, это производители аграрной продукции, продовольствия, косметики, текстиля, древесины и изделий из дерева, тяжелой промышленности, ИТ, поставщики строительных услуг. Всего за этот год мы получили 1340 заявок. И уже несколько десятков конкретных успешных проектов, когда мы создали новые возможности для украинских компаний на иностранных рынках. Будем рассказывать об этих кейсах детальнее, чтоб привлекать еще больше компаний в NAZOVNI.

Когда будет создан специальный трибунал по вопросу агрессии России против Украины, каковы препятствия на этом пути?

Есть два препятствия. Первое - это желание большой группы стран, чтобы все судебные процессы над Россией проходили в рамках Международного уголовного суда. Но сугубо по юридическим причинам конкретно судить за преступление агрессии в этом суде невозможно, и сам суд с этим соглашается. Вторая сдерживающая причина - это желание стран идти классическим путем и если и делать отдельный трибунал, то по решению Совбеза ООН, но мы понимаем, что такого решения не будет. Потому ключевая проблема, которую надо решить - это вопрос количества и географической представленности участников трибунала. Но то, что мы засудим Россию за преступление агрессии, сомнений не вызывает. Если мы начинали с полного отвержения этой идеи партнерами, то теперь они говорят: "Да, надо делать, но давайте найдем оптимальную форму для этого". Поэтому мы сейчас еще в процессе развертывания этой инициативы, но Путин и его свора обязательно должны предстать перед судом за преступление агрессии против Украины.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ЕИБ разрабатывает программы энергоэффективного восстановления жилого фонда и создания социального жилья

Максим Доценко: Красный Крест – это отображение лица государства

Каждый обмен пленными дает новую информацию и надежду родным - Уполномоченный по вопросам пропавших без вести

Пока Украина нуждается в гуманитарной помощи из-за жестокой войны со стороны России, мы будем с вами - директор по соседству Генерального директората ЕК по гуманитарной помощи

Михаил Бакуненко: Запрет экспорта газа, игнорирование законодательства и отчуждение бизнеса – настоящее отрасли в Украине

Нам всегда не хватает денег, потому что мы постоянно развиваемся – управляющий партнер "ТК-Домашний текстиль"

"Укрэнерго" готово содействовать развитию собственной генерации промпотребителями – глава компании

Мы можем совершенствовать диагностику с помощью ИИ - завотделом Института им. Филатова

Глава МВД: В Украине начнет работать государственный реестр территорий, загрязненных взрывоопасными предметами

В Евросоюзе намного легче запустить новое ж/д сообщение, чем в Украине, – исполнительный директор RegioJet

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА