16:30 10.04.2024

Нам всегда не хватает денег, потому что мы постоянно развиваемся – управляющий партнер "ТК-Домашний текстиль"

23 мин читать
Нам всегда не хватает денег, потому что мы постоянно развиваемся – управляющий партнер "ТК-Домашний текстиль"

Эксклюзивное интервью с управляющим партнером "ТК-Домашний текстиль" группы компаний "Текстиль-Контакт" Владимиром Марценюком

Текст: Алла Роганова

 

Группа компаний "Текстиль-Контакт" сегодня ведущее предприятие легкой промышленности Украины. А можете оценить, какая доля в общем бизнесе "Текстиль-Контакта" приходится на "ТК-Домашний текстиль"? Можно ли сказать, что это основной актив группы?

- Проще всего долю оценить по уплаченным налогам и по количеству работающих: если в целом группа заплатила за прошлый год 443 млн грн налогов, то из них "ТК-Домашний Текстиль" – 278 млн грн, т.е. 63%.

По количеству работающих тоже показательно: если в TK GROUP в целом работает около 1500 человек, то сегодня в бизнесе "ТК Домашний текстиль", как минимум, 680 человек, или 45%. То есть по налогам доля получается больше, чем по персоналу. Хотя по персоналу, наверное, не всегда показательный фактор, потому что если взять бизнес огранки алмазов, например, то там работает 20 человек, а оборот $1 млрд, а если взять производство хлеба, то работает 500 человек, а оборот 10 млн грн.


- Какова сегодня структура "ТК-Домашний текстиль", какие активы в нее входят?

- У нас есть бэк-офис в Киеве, который вырабатывает политику, стратегии для всех входящих в группу компаний. Довольно часто к нам обращаются местные советы, мэры городов с просьбой создавать компании у них, чтобы они платили налоги в местный бюджет, и обещают всяческое содействие. На местах перед юрлицами основная задача производить качественно и в срок. Ну и закупка сырья напрямую, чтобы не создавать лишних движений денег, бумаг, проблем бухгалтерам. В управляющей компании "ТК-Домашний текстиль" в Киеве сосредоточены отделы импорта, экспорта, продаж, тендерные отделы, отделы сетевых продаж, функции маркетинга. Также тут центральные склады, два трикотажных производства и производство домашнего текстиля, цех по производству одежды.

У нас есть отделочная фабрика по производству тканей в Чернигове "ТК-ДТ Чернигов" – ткани для домашнего текстиля, для спецодежды, спецткани. Фабрика также, оказывает услуги по печати на ткани, крашению, отделке, пропиткам, дублированию. Особая наша гордость сегодня на фабрике в Чернигове - это новейшее оборудование по цифровой печати на ткани, это уникальные для Украины возможности, потому что мы можем печатать на ткани шириной 260 см, что позволяет расширить ассортимент продукции и печатать на таких тканях, как сатин, поплин, перкаль. Насколько мне известно, в Украине максимальная ширина подобных устройств 180 см. Когда мы полгода назад искали возможности для размещения этой услуги, нашли только одно предприятие, которое печатает на 180 см.

Вообще в производстве ткани есть три основных этапа: первый - производство пряжи, второй - производство суровых тканей, ткачество, и третий - отделка. И текстильщики шутят, что прядение - это тяжелый труд, ткачество - ремесло, а отделка - это искусство. Так вот мы занимаемся искусством, т.е. отделкой. Производим сейчас в месяц около 500 тысяч метров погонных.


- Тогда сразу следующий вопрос. В октябре прошлого года стало известно о покупке вашей компанией остановившегося текстильного комбината в Польше, с целью переноса его оборудования в Украину для расширения выпуска тканей в Чернигове. В проект планировалось инвестировать $1,4 млн, и до конца 2023 года завершить сделку по покупке и транспортировке оборудования. На какой стадии реализации этот проект сейчас, и мешает ли его реализации блокировка польско-украинской границы?

- Да, в прошлом году мы купили предприятие в польском городке Кудова-Здруй, которое обанкротилось во время коронавируса, в частности, из-за того, что там работало много украинцев и они уехали. Потом цена на газ стала расти и добила их окончательно. Хотя на самом деле, истинная причина – ошибки в управлении, в менеджменте. Предприятие продавалось с молотка через аукцион, мы его выиграли. И когда сделали расчет, то определили, что это будет 25 фур для перевозки оборудования. Но в результате оказалось, что это не 25, а 55 фур. Когда мы планировали бюджет и все остальное, стоимость перевозки из Польши в Киев одного грузовика была $2-$2,2 тыс., мы успели пять или семь машин перевезти по этой цене, а потом нам пришлось возить это все по $4-$6,5 тыс. И дополнительные затраты, не включенные в начале проекта, в том числе из-за забастовки польских фермеров, составили порядка $130 тыс.

И теперь о сроках, почему не успели до нового года… Если до начала забастовок каждая машина приходила через двое-трое суток, то теперь через 15-17 дней. К тому же, когда мы шли на этот проект, все предлагали помощь, но в Украине есть расхожая фраза о том, что лучшая помощь государства бизнесу – не мешать ему работать. Так вот наши люди, которые должны были поехать демонтировать, разбирать, грузить оборудование, а это электронщики, механики, слесаря, не смогли этого сделать, потому что мы не смогли забронировать военнообязанных.


- То есть вы обращались с этими списками для бронирования?

-Да, но и ответственные госорганы нам не смогли в этом помочь. И тогда нам пришлось искать польские сервисные компании, которые это делают, но в три раза дороже. Я не буду даже озвучивать цифры, сколько нам пришлось выложить денег за демонтаж и погрузку. И главное, что мы не смогли быстро это делать, потому что в польской компании нам выделили всего восемь сотрудников, а нанимать еще одну бригаду у другой компании дорого. Потому так увеличилось количество необходимых фур для перевозки, и мы в Чернигове с трудом успеваем выгружать и расставлять оборудование, каждый день приходит фура. Сейчас в дороге пять машин и пять последних ждут очереди на погрузку.

И, кроме того, наши люди не участвовали в демонтаже, а поляки, которые разбирали, ни за какие деньги сюда не едут, боятся. Там же оборудование от 1998 года до 2018 выпуска, а документации зачастую нет. Есть, конечно, "космические" предприятия, которые показывают по телевизору в марафоне, там может быть все последнего выпуска, а нам еще предстоит очень много денег, времени, сил, энергии, здоровья потратить, чтобы этот пазл собрался. Но мы продолжаем..


- Реализация проекта расширения производства в Чернигове позволит вам как значительно расширить ассортимент выпускаемых тканей, так и численность персонала, конкурентоспособность?

- Да, мы будем производить ткань шириной 220-240 см для домашнего текстиля, а не 150-160 см, как сейчас. Таких в Украине никто не делает, хотя и сейчас у нас полтора конкурента. И численность персонала вырастет примерно вдвое.

Помимо польского оборудования, для фабрики в Чернигове за последний год мы приобрели много нового оборудования в Китае, потому что аналогичная машина в Европе стоит в три-четыре раза дороже, хоть она и надежнее. Отделка тканей в среднем включает 15 технологических процессов, и машина, которая производит один процесс из этих 15-ти, в Европе стоит EUR600-700 тыс., а в Китае - $200 тыс. Сейчас завершаем пуско-наладку. Кстати, если поляков мы не можем уговорить приехать, то китайцы приехали. Живут третью неделю, им очень нравится.

И еще в числе активов есть "ТК ДТ Одесса", на сегодня там работает 120 человек, которые производят матрасы, подушки, то есть домашний текстиль. Также в Одессе открыли трикотажный цех, а еще цех по регенерации волокон: это переработка отходов легкой промышленности и текстильного производства. То есть, мы даем вторую жизнь обрезкам, секонд-хенду, занимаемся очень модной темой сейчас для Европы, для мира - покупаем секонд-хэнд и перерабатываем его ежемесячно до 70 тонн. То, что не продается, превращаем в волокна и из них делаем текстильную продукцию.Кроме того, производим наполнители для разных текстильных изделий.


- Как я понимаю, на этих проектах вы не остановились. Вы сообщали о новом швейном производстве в Тернополе, но без подробностей. Поделитесь, пожалуйста.

- Этот актив появился у нас перед новым 2024 годом – швейное производство "ТК ДТ Тернополь" по пошиву верхней одежды. Это четыре цеха (один в Тернополе и три цеха в ближайших райцентрах), где работает в настоящее время 115 человек. Мы там шьем верхнюю одежду любого уровня сложности.


- А производство в Чигирине Черкасской области, о котором пока ничего не известно, кроме локации. Выпуск какой продукции планируете, в каких объемах, сколько рабочих мест будет создано?

- Этим проектом, который только запускается, мы начинаем новое для нас направление – производство обуви. Безусловно, специфика тут своя, но обувь – это тоже легкая промышленность, швеи, похожее оборудование. То есть, не в другую отрасль ушли.

В Чигирине было обувное предприятие мощностью до 20 тысяч пар обуви в месяц, оно не работало во время коронавируса, и войны. Когда мы его приобретали, там работало пять человек, четыре охранника и дворник. Сегодня, когда прошел месяц, там уже 40 работников, и мы уже сделали первые 2 тысячи пар обуви. Там довольно современное итальянское оборудование. Сейчас постепенно развиваемся, осваиваем производство.


- Какую обувь выпускаете? И почему вообще решили пойти в этот сегмент легкой промышленности?

- Обувь детскую, мужскую, женскую, от тапочек до "лабутенов". А решили пойти потому, что когда началась война, мы начали активно сотрудничать с международными гуманитарными миссиями. Наша компания, "ТК-Домашний текстиль" находится в высших рейтингах в ООН по надежности выполнения контрактов, мы побеждаем в тендерах. Сотрудничаем мы давно, еще с 2014-го года, и с началом полномасштабной войны вынуждены были заниматься обувью, потому что, допустим, заказывают нашу группу товаров - там есть подушка, одеяло, матрас, постельный комплект, полотенце. Потом в этот набор стали добавлять трусы, курточку, брюки, термобелье. А потом и обувь, потому что не хотят закупать только домашний текстиль или только одежду. Эти наборы затем передаются гуманитарными миссиями переселенцам, беженцам, пострадавшим в Украине, и большое им спасибо за это.  Подразделения ООН проводят тендеры с большим количеством участников, куда приходят много турков, китайцев, поляков, а нам удается выиграть и поставлять продукцию. И они оценивают эти риски, выбирая нас, даже перед иностранными поставщиками.

Вот поэтому обувь. Нам пришлось вникнуть в эту тему еще в 2022 году, и это сложно, потому что ты всегда зависим от подрядчиков, поставщиков, и приходится подключать 10 компаний, которые могут работать и выделять тебе свои мощности. Поэтому мы задумались над тем, что доля обуви довольно большая в этом наборе, с учетом того, что обувь недешевая штука, и посчитали, что можем рискнуть и войти в этот бизнес.


- Штат фабрики  планируете расширять?

- Да. Т.е. через месяц после начала уже 40 человек выпускает 2 тысячи пар обуви.  Планируется, что там будет работать не менее 100 человек, мы планируем довести производство до 15 тысяч пар в месяц.


-  Можете назвать сумму инвестиций, которые в этот проект намерены вложить, или уже вложили?

- Не назову по разным причинам. Если я скажу мало, скажут: на "шару" купили. А если скажу много, скажут: буржуи, некуда деньги девать. А во-вторых, мы пока даже не представляем, только начали инвестировать, вкладывать в этот проект, пока не понимаем масштабов, потому что пока не специалисты. Мы наняли специалистов, которые нам помогают в этом разобраться, но понадобится год для того, чтобы оценить все риски и стать в этой отрасли профессионалами. 

Хотя мы уже принимаем участие в выставках с обувью, вот в апреле едем на международную выставку в Германию, и там будем представлять обувь, которую мы производим, то есть, мы движемся в этом направлении. Кстати, на прошлой неделе принимали участие в обувной выставке в Киеве, все прошло довольно успешно и вызвало интерес.


- Вы используете оборудование, которое уже было на фабрике или докупали еще?

- 90% оборудования было, но надо понимать, что половина оборудования фабрики, которое простаивало три года, при включении просто не работает, т.е. много работы по наладке и это требует огромного количества людей, специалистов, которых сейчас практически нет.


- В этом проекте у вас украинские партнеры? Поставщики комплектующих, например?

- Да, в Украине производятся практически все комплектующие для обуви. Понятно, что есть мировые лидеры - Италия, Турция, но в Украине есть поставщики и кожи, и подошв, и всего остального, то есть, их достаточно. Кстати, нитки у нас свои – единственного производителя в Украине фабрики "Барва" (входит в ТК GROUP).


- Когда ориентировочно планируете выйти на проектную мощность?

- Планируем до середины осени


- Как можете оценить конкуренцию в этих сегментах, она высокая?

- На самом деле, я в шоке от того, какое количество предприятий легкой промышленности, швейных предприятий и обувных в Украине. И их становится все больше, огромное количество людей занято в этих видах бизнеса, конкуренция очень жесткая, а рентабельность низкая.


- Дешевый некачественный импорт из Китая, Турции, о котором раньше много говорили , сегодня по-прежнему остается проблемой?

- Действительно, раньше мы много об этом говорили. Но на самом деле этого дешевого импорта уже практически не существует. Китай сегодня мировой лидер, в половине, наверное, отраслей промышленности. И если раньше, когда мы говорили об этом 20 лет назад, это было гаражное производство, сегодня его в Китае практически не осталось. Китай спасает собственное потребление, там 70% предприятий работает на внутренний рынок. А мы можем что угодно тут производить, но покупательная способность и до войны была плачевная, а сегодня она в два-три раза ниже.


- Вернемся к вашему производству в Одессе. Город сейчас стали интенсивнее обстреливать, а какая ситуация сейчас на вашей фабрике?

- Конечно, сейчас в таких городах, как Харьков, Одесса очень опасно… Постоянно прилеты, каждый день тревоги, люди приходят на работу нервные и невыспавшиеся. Туда, где наше производство, пока не прилетело, но это же рулетка…Но не всем же уезжать, кто-то должен здесь оставаться, поддерживать экономику, платить налоги, за которые кормятся, одеваются наши защитники. И это наш путь. Мы верим, что победим и скоро это закончится.


- Насколько известно, там планировалось расширение, строительство нового корпуса…

- В Одессе мы изначально купили предприятие площадью 1400 квадратных метров, практически пустое, без сырья, без оборудования – только единицы старого с 1979 года оборудования. Работало семь человек, и имели оборот в месяц такой, как мы сегодня имеем за четыре часа работы.

Потом нам стало тесно, и мы расширились за счет приобретения площадки, граничащей с нашей, и старого здания, провели практически полную реконструкцию этого здания и построили трехэтажный корпус на месте одноэтажного. Насытили его оборудованием, и 2,5 года назад ввели в эксплуатацию. И еще до войны мы приобрели еще одну такую же площадку рядом для того, чтобы построить склады и еще один цех.

Но началась война. Мы за это время сделали проектную документацию, все виды подготовительных работ, надо стартовать со строительством, но в связи с тем, что много проектов (Чигирин, Тернополь,Чернигов) на Одессу пока просто реально не хватает средств для того, чтобы начать строительство.Если бы не война, не задумываясь начали бы строить.

Сегодня там работает 120 человек.


- Вы вкладываете в проекты в основном кредитные средства или есть и собственные?

- У нас счета во многих банках, но основной наш банк-партнер – ПУМБ. Но нам всегда не хватает денег, потому что мы постоянно развиваемся. Я много лет занимаюсь бизнесом, и всегда идей больше, чем денег…

Хотя 19% годовых это сумасшедший процент. Я не знаю, как бы развивалась благополучная Европа, которая сегодня платит 5-7% годовых.

Инвестиции – это комбинация кредитных и собственных средств.

В последнее время мы начали привлекать внутренних инвесторов, украинских, иностранные не идут. Это люди, которые нам доверяют, и какие-то ограниченные небольшие ресурсы инвестируют в развитие нашего бизнеса, становясь его соучредителями, совладельцами. Это иногда и стратегические партнеры, иногда и просто портфельные. Но это малая доля инвестиций, менее 10%. Остальное 90% делится пополам между собственными средствами и банковскими кредитами.


- Вы в основном работаете на внутренний рынок. А есть у компании экспортная стратегия, партнеры, планы выхода на зарубежные рынки?

- Относительно экспорта. Если раньше мы только хотели и говорили об этом, то еще в конце прошлого года я для своей команды сформулировал задачу, стратегический приоритет - это развитие экспорта. У нас для этого есть все:- потенциал, цены, умения, сырьевая база. Не хватает только человеческого ресурса.

Мы тут слабо развиваемся по причине того, что специалистов с внешнеэкономической деятельностью, со знанием нескольких языков, знанием международной торговли плюс знанием специфики производства нашего товара нет. Их приходится учить.

Понимаете, сегодня приходит молодой человек со знанием английского языка, но нигде не работая ни одного дня, кроме "Глово" во время студенчества, и говорит – хочу со старта тысячу долларов… Я говорю, это не проблема, ты заработаешь эти деньги, но пройди курс молодого бойца, научись, потому что сегодня компания будет тебя учить, тратить огромный ресурс, с тобой будут работать финансисты, экономисты, брокеры, маркетологи, директора, мы будем в тебя еще вкладывать $2-3 тысячи в месяц и пройдет полгода минимум, пока ты начнешь приносить какой-то результат.А готовых специалистов нет, приходится брать людей с какими-то базами и учить.

Из-за этого, в том числе, мы немного тормозим с развитием экспорта. Потому, что работа на внутреннем рынке, импорт сырья, участие в тендерах, в других проектах занимает много времени, а работа по экспорту непростая, это одно из самых сложных направлений для любой компании украинской, потому что нас там никто не ждет, рынок насыщен, есть свои трейдеры, производители и тут мы пришли такие…нам надо кого-то вытеснять с этого рынка, с кем-то вести конкурентную борьбу. Это все непросто.

Но мы делаем в этом плане успехи, то есть принимаем участие постоянно в международных выставках в разных странах Европы, у нас есть контракты с Литвой, Латвией, Грузией, Северной Македонией.


- Какие товары экспортируете?

- Домашний текстиль, подушки, одеяла, кухонные принадлежности, матрасы, пледы и многое другое.


- А какие конкурентные преимущества у вас на экспортных рынках? Это цена или не только?

- Я думаю, это не цена. Потому что, например, сегодня в Киеве средняя заработная плата швеи 25 тысяч гривень, в Польше мигранты из Украины и других стран получают $1000 (польки хотят больше). Я недавно был на польском швейном предприятии, оно небольшое, порядка 60 швей, и из них только 21 швея полька.

Стоимость электроэнергии и всего остального, приблизительно, такая же. Но технологический парк, техническая оснащенность в Польше значительно лучше, чем в Украине. То есть производительность на душу выше, и эта разница в $300 заработной платы нивелируется производительностью. В общем ценовой сегмент одинаковый, и мы сегодня не можем дать ниже цену, чем поляки, например. Мы можем сделать лучше, постараться, быть впереди, нам больше надо, чем полякам, поэтому мы можем оказать лучше сервис, сроки сделать быстрее.

Мы, чтобы выживать, предугадываем потребности клиентов, изыскиваем средства, покупаем сырье, не имея контрактов, кладем на склад, начинаем этапы производства. Уже что-то производя, договариваемся с клиентами и через месяц ему поставляем. Не совсем правильный бизнес, но мы таким образом пытаемся быть впереди.

А, например, в Средней и Центральной Азии свои особенности. Когда звонишь и говоришь, вот сделайте это – "Хорошо, я это сделаю". Проходит день-два, результата нет, ты перезваниваешь, напоминаешь о просьбе, а тебе – "да-да-да, я это сделаю, просто сейчас был занят". Ты звонишь через несколько дней, начинаешь нервничать, а в ответ: "Почему нервничаешь, дорогой, завтра солнце все равно встанет, не нервничай!".

Да и в Европе все зачастую неторопливо, медленно, размеренно.

Поэтому мы стараемся быстро реагировать, отвечать на запросы, сами себя предлагать, то есть ведем активную политику продаж. Сознательные клиенты понимают, что таким образом они помогают поддерживать нашу экономику на плаву, и говорят: если ваш товар будет по качеству не хуже китайского, мы купим у вас. Другой вопрос: сможем ли мы это сделать?

Но я уверен, что сможем. У нас просто не хватает времени и человеческого ресурса на активную экспансию на Запад и Америку. Будем надеяться, что после войны эта ситуация изменится. По крайней мере, нас уже будут там знать.


- Касаясь вопроса дефицита квалифицированных кадров – недавно вы запустили проект "Школа швей" совместно с Киевским университетом технологии и дизайна, бесплатно обучая швей для своей компании в том числе. Насколько он получился удачным?

- Вообще мы ищем швей всегда и везде, обещаем золотые горы… Даже взяли в аренду помещение, сделали там общежитие, оплачиваем его, говорим иногородним, что предоставляем комфортабельное общежитие с современной мебелью, ремонтом, бытовой техникой, приезжайте.

Но из 20 мест в общежитии у нас еще семь-восемь свободных. То есть все равно нет желающих, а сегодня идет битва за швей, особенно в Киеве.

А вот на этот проект бесплатного обучения изначально небольшие деньги выделил американский фонд, мы выиграли грант, нам его хватило на полтора месяца для оплаты персонала и на рекламу проекта. Но это нас подтолкнуло, мы создали "Школу швей". Очень серьезно к этому подошли, как и ко всему, что делаем. Взяли помещение, за свой счет отремонтировали, оснастили современным оборудованием.

Университет выделил персонал, составил учебные программы. И мы открыли совершенно бесплатную школу швей с возможностью трудоустроить их сразу на предприятии. И появилось много желающих, вот сейчас заканчивает обучение четвертая группа.

Мы уже два месяца спонсируем это из собственного кармана, и не знаю, надолго ли нас хватит. Но проблема и в том, что из каждой группы только максимум два человека остаются у нас на работе. Остальные учатся либо шить для себя, или говорят, что так лечатся психологически…. Либо меняются обстоятельства, человек уезжает.

Но все равно эффект для нас незначительный есть. Мы так набрали на работу у нас человек шесть-семь, хотя сначала было девять, но трое испугались режима работы: "тут же вкалывать надо, чтобы нормально заработать". А мы никаких обязательств по трудоустройству не накладываем.

И мы продолжаем эту тему, надеемся, что кто-то ее поддержит. Поэтому не буду называть потраченные суммы: это преподаватели, налоги на зарплату, коммунальные платежи, мы даже обеспечиваем для студентов кофе-брейки.

Поэтому пока для нас это больше благотворительный проект, бизнес-эффекта серьезного мы не получили. Но все равно, когда видишь лица при вручении сертификатов - люди довольны, благодарят, это приятно. Поэтому планируем продолжать, и сейчас даже денег на рекламу не тратим. Сейчас четвертая группа обучения заканчивает, но уже две группы записаны наперед.


- Не планируете все-таки какие-то ограничения накладывать, чтобы швеи оставались работать, а не шить дома для себя?

- Пока не планируем. Мы ищем сегодня поддержку какого-нибудь благотворительного фонда. Очень много выделяется различных грантов на обучение, поэтому если у кого-то из руководителей фонда, который прочитает ваше интервью, возникнет желание нас поддержать, он найдет, как с нами связаться, и мы будем рады, потому что желающих учиться много.


- Тогда вспомним еще такой госпроект, как "Пакет малыша", в содержимом которого много товаров производства вашей группы компаний. Вокруг него было много сложностей, а какова ситуация сегодня?

- "Пакет малыша" - очень интересная тема. В 2018 году государство впервые через, опять же, структуру ООН ЮНОПС ввело этот проект в действие для таких небогатых стран, как Украина, потому что многие люди не в состоянии себе позволить всего этого набора при рождении ребенка.

Проект просуществовал при поддержке ООН два или три года, потом он был прекращен и эту функцию на себя взяло Минсоцполитики. Мы были первой компанией, выигравшей первый тендер в 2018 году. Потом мы его проигрывали несколько лет, появились другие игроки на этом рынке.

Проект очень капиталоемкий, его сложно тянуть, потому что ты должен вложить несколько миллионов долларов, чтобы потом через цикл производства что-нибудь заработать или вообще вернуть. Поэтому мы пошли по другому пути, сейчас по мере возможности принимаем участие, но есть другие компании, которые выигрывают, и к нам приходят их заказчики, а мы отшиваем всю текстильную группу для этого проекта.

Если там условно говоря 130 предметов, то 74 из них текстиль. То есть половина по количеству, а по стоимости 85% это текстильная группа, набор трикотажной одежды из 40-70 видов. Пеленки всех видов, одеяла, подушки, постельные комплекты, рукавички для купания, чего там только нет.

Я однозначно уверен, что этот проект нужен, он должен существовать. Проблема в том, что Минсоцполитики как заказчик и государство не разъясняют полезность и целесообразность этого проекта для рожениц. Потому, что в законе написано, что человек имеет альтернативу, и может получить сумму на карту – по состоянию на 2023 год было 6800 грн, и baby-box государство закупало по цене не выше чем 6800 грн у победителя конкурса.

И мы продавали по минимальной рентабельности и делаем это каждый год. Но по количеству изделий, если человек захочет купить все предметы из набора в магазинах, он потратит не менее 13 тысяч гривень. Знаю, что те, кто получил этот набор, даже люди среднего достатка, очень довольны качеством изделий, которые там есть.


- Сейчас в роддомах продолжают выдавать эти наборы или опять есть пробел?

-  Как всегда, проблема есть. Контракт поставки в прошлом году закончился 15 декабря, Минсоц купил на январь-февраль, но в феврале во многих роддомах закончились эти наборы, а тендер объявили только в начале апреля вместо того, чтобы провести его в январе.


- Хотя повышение стоимости набора и увеличение позиций в нем министерство утвердило в январе…

- Я не знаю, есть ли сегодня альтернатива получить деньги на карту, но в результате, после родов нет ни денег на карте, ни бэби-боксов, то есть уже больше месяца роженицы, например, в Киеве во многих роддомах не получают этот набор,  им предложат потом в мае, когда уже ребенок из половины вещей вырастет, потому, что там от нуля до 12 месяцев одежда и все остальное. В прошлом году тоже в последних числах марта объявили аукцион, где-то во второй половине апреля его провели, и в мае подписали договор.

А потом говорят, что вот это количество надо сделать за такое-то время.


- Тогда еще поговорим о программах поддержки бизнеса государством. Какими из них вы воспользовались? Кредитными программами 5-7-9, например?

- Я опять вернусь к этой бизнес-шутке, что лучшая помощь от государства не мешать. Но на самом деле у государства есть инструменты, которые работают реально, и у нас, например, одно из смежных предприятий это ФОП, и я знаю, что многие ФОПы получили микрогранты по 250 тысяч гривень.

В прошлом году мы участвовали в проекте Киевской горадминистрации получения кредита через определенные банки, где 99% по кредиту погашал горсовет.  В этом году мы пользуемся кредитом в рамках подписанного с тем же ПУМБом в прошлом году договора по программе "5-7-9", и часть кредитного ресурса, ну, не под 5% и не под 7%, но под 9% мы имеем.


- Тогда еще немного о проблемах. Возможно они есть с таможней, налоговой, другими органами?

- Проблемы есть, но они постоянные, ежедневные, и мы их решаем. С таможней в том числе. Но есть взаимодействие, есть диалог, вопросы возникают каждый месяц, в основном о стоимостных характеристиках.

Мы никогда с таможней ни о чем не "договаривались" и не пытались, и они нас, мне кажется, и не принуждали к этому никогда. Иногда приходится пояснять, доказывать.

Например, они говорят: "Вот вы завезли товар по $4,5, а вот другие три компании завозят по $5, т.е. и вы должны налог заплатить с $5". И нам приходится объяснять, почему эти три компании завезли по $5: одна ввозит первый раз, две возят раз в полгода по контейнеру или машине…

А мы закупаем ткань как сырье для дальнейшей отделки, не на продажу, и закупаем пять-шесть грузовиков в месяц, и $4,5 – это закупочная цена. И это приходится доказывать, рассказывать. Но мы это делаем, они с трудом, но прислушиваются.


- Вы так и не поделились цифрой товарооборота компании в денежном выражении, и группа компаний его не обнародует. Но если смотреть по уплаченным налогам, то в прошлом году их объем существенно вырос по сравнению с 2022 годом, т.е. можно судить о пропорциональном росте выручки?

- Скажем так: в 2022-м году у нас коллектив был 400 человек, а в 2023-м стало 600. За счет роста производства, конечно, на каждого работающего добавляются обороты и естественно мы выросли.

Из-за того, что компания выросла на 20%, сумма налогов возросла еще во многом потому, что там участвуют и налоги на заработную плату, а поскольку мы находимся в самых дорогих городах Одессе и Киеве, нам пришлось для сохранения коллектива значительно поднимать заработную плату. Если в Житомире, например, средняя зарплата швеи 16-17 тысяч гривень, то в Киеве, как я уже говорил – 25 тысяч. То есть, чтобы швея не ушла, ты должен чуть выше рынка платить. Самые дорогие швеи в Одессе и в Киеве.

И это касается не только швей, но и офиса, бухгалтеров, финансистов, экономистов, для того чтобы сохранить этих людей ты должен просто платить больше.

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Туризм - один из самых мощных видов оружия в арсенале мира - президент и СЕО WTTC Джулия Симпсон

Полицейские вправе потребовать военные документы, но не вручать повестку, домой могут прийти, если военнообязанный в розыске, – глава Нацполиции Украины

Пережитый всеми в начале полномасштабного вторжения шок эволюционировал в новый уровень коммерческих отношений - президент "Киевстара"

Глава УИНП Дробович: В Украине формируется новый мемориальный язык мирового уровня

"Киевстар" поборется за все новые частоты на аукционе - президент компании

Атаки РФ на медицинскую инфраструктуру Украины в 2024 году усилились - представитель ВОЗ

В интересах украинского народа – заставить власть, правоохранительные органы и суды работать по закону - глава Совета директоров Arricano Маргус Курм

Этот год станет годом больших изменений на страховом рынке, дальше будем просто усовершенствоваться – глава Национальной ассоциации страховщиков Украины

Самыми интересными для развития McDonald’s в Украине являются локации, которые обеспечивают все каналы продажи, - директор по развитию McDonald’s в Украине

Мы изучаем практики специальных экономических зон в разных странах, а также сотрудничаем с потенциальными инвесторами – мэр Николаева

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА