14:36 13.11.2020

Автор: ВАДИМ ЧЕРНЫШ

Российская военная мощь – возможно ли сдерживание

6 мин читать
Российская военная мощь – возможно ли сдерживание

Вадим Черныш, глава Центра исследований безопасности "СЕНСС", министр по вопросам временно оккупированных территорий и ВПО (2016-2019)

 

 

Политика сдерживания, в общем смысле, состоит в том, чтобы разубедить, заставить отказаться от применения военной силы государство[1], рассматривающее такую возможность.

Сдерживание, по своей сути, является своего рода встречной угрозой на угрозу применения военной силы.

Государство может отказаться от идеи применить силу в том случае, если вероятные негативные последствия для него будут сопоставимы с потенциальными выгодами или даже превышать их.

Сдерживание может осуществляться двумя способами:

  • путем угрозы реального и значительного противодействия, когда лишь наличие самой такой угрозы заставляет отказаться от применения силы;
  • путем угрозы наказания, возмездия, за применения силы, то есть угрозы причинения существенного либо и вовсе разрушительного вреда за пределами изначально выбранной инициатором применения силы сферы или территории.

Историческими примерами стратегий сдерживания военной силы путем угрозы противодействия могут служить Великая китайская стена или “линия Маннергейма”.

С момента появления ядерного оружия широкое распространение получила концепция ядерного сдерживания, в основе которой лежит именно угроза применения его по территориям противника в качестве наказания. Она имеет два “измерения”. В первом случае идея состоим в том, что обладание ядерным оружием каким-нибудь государством способно удержать другие, “неядерные” государства от применения военной силы против него. Во втором случае – в том, что обладание ядерным оружием удержит других его обладателей от применения такого оружия.

Со временем, две страны – США и СССР (теперь РФ) – накопили настолько огромное количество ядерного оружия, что в теории ядерного сдерживания появился термин – “гарантированное взаимное уничтожение”, означающее, что обмен ядерными ударами гарантированно приведет к уничтожению обеих сторон. Появилась также концепция “второго ядерного удара”, суть которого в нашем случае можно свести к способности государства нанести ответный ядерный удар в качестве возмездия.

Россия – страна, обладающая огромным арсеналом ядерного оружия, а также тремя видами средств его доставки – баллистическими ракетами, стратегической авиацией и подводными лодками, так называемой “ядерной триадой”. По своему уровню только ядерный потенциал США сопоставим с российским и может выполнять функцию ядерного сдерживания, но этот фактор действует только по отношению к США и их союзникам.

02 июня 2020 года увидел свет Указ президента Российской Федерации “Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания”, в котором названы условия применения ядерного оружия Россией, а именно:

  • поступление достоверной информации о старте баллистических ракет, атакующих территорию РФ и (или) ее союзников;
  • применение противником ядерного оружия или других видов оружия массового поражения по территориям РФ и (или) ее союзников;
  • воздействие противника на критически важные государственные или военные объекты РФ, вывод из строя которых приведет к срыву ответных действий ядерных сил;
  • агрессия против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства.

В июне 2014 года после оккупации территории Автономной Республики Крым и вторжения на востоке Украины, США выступили с инициативой, которая в настоящий момент имеет название “Европейская инициатива сдерживания” (“European Deterrence Initiative”). Её главная цель – сдерживание военной силы России, повышение военного потенциала как самих США, так и их союзников, а также партнеров в Европе.

Общий объём средств, выделяемых в 2020 году из федерального бюджета США на эту инициативу – 5.9 млрд. долларов США. В рамках этой инициативы существует и другая – Инициатива по содействию безопасности Украины (“The Ukraine Security Assistance Initiative”). Именно в соответствии с ней Украина получает военную помощь, размер которой определен в 250 млн. долларов США.

Политика сдерживания и соответствующие стратегии могут быть успешны при соблюдении ряда условий. Такими условиями являются:

  • наличие соответствующего потенциала, способности эффективно противостоять или осуществить скорое наказание, возмездие;
  • решимость противостоять либо осуществить наказание/возмездие без промедления при наступлении четко определенных условий;
  • доведения до грозящей стороны достаточного (но не избыточного!) объёма информации о своих способностях, решимости и условиях начала противостояния, наказания/возмездия.

Здесь следует отметить очень важный момент – если политика сдерживания и соответствующая стратегия окажутся неэффективными, попросту говоря “не сработают”, то придется уже иметь дело с реализацией стратегии обороны.

Среди украинских политических деятелей в настоящий момент доминирует мнение о том, что военное сдерживание России возможно путем угрозы противодействия возможному нападению. Именно таким содержанием наполнены заявления политического руководства и всевозможных экспертов. При этом упор делается на большом количестве военных потерь для РФ в случае её вторжения на территорию Украины, что и есть, по их мнению, основным сдерживающим фактором.

Против этого есть как минимум два возражения.

Во-первых, Россия обладает большим количеством вооружений, способных уничтожать живую силу, технику и инфраструктуру на территории Украины дистанционно, на расстоянии. Об этом в 2018 году как-то написал Евгений Примаков, нынешний директор  одного из российских федеральных агентств – Россотрудничества: “Необходимо дать ясно понять Киеву и его спонсорам, что "вторжения" и "агрессии" на Украину российской армии всё же не планируется, пусть не надеются. И границу даже никто переходить не станет. Но мы обязательно вбомбим/вобьём ракетами ВСУ в эпоху Запорожской Сечи, чем украинцы и будут гордиться, как положено. Что не останется ни одного узла связи, ни одного штаба, ни одного склада ГСМ, аэродрома, парка техники, колонны, казармы, блокпоста - и не только, но и ни одной электростанции, водокачки, трансформатора, моста....”

Во-вторых, российская военная организация построена на максимальном использовании в современных конфликтах не кадровых военнослужащих своих вооруженных сил, а “суррогатных” воинских формирований – так называемых “частных военных компаний”, и подразделений, состоящих из граждан других стран, которые могут именоваться по разному - “народные милиции”, “силы самообороны” и т.п. Все эти комбатанты действуют под командованием РФ и в её интересах, но формально не являются частью её вооруженных сил, а обязательства перед ними, как правило, ограничиваются лишь выплатой материального вознаграждения и некоторых компенсаций. Потери среди таких комбатантов не имеют сдерживающего эффекта, поскольку общество не чувствительно к ним в той мере, в какой это могло бы быть в случае с кадровыми военнослужащими. Отметим также, что военные потери России в настоящее время отнесены к информации с ограниченным доступом.

Представляется, что заслуживает обсуждения стратегия сдерживания России с использованием некоторых элементов, основанных на угрозе ответного военного возмездия.

В стратегии сдерживания России возможно было бы сделать упор как минимум на три составляющих:

  • построение современной системы противовоздушной обороны, способной эффективно поражать воздушные цели не только над территорией Украины, а и над территорией России на максимально возможную глубину;
  • создание и производство значительного количества высокоточных сверх- и гиперзвуковых (сверхзадача) крылатых ракет наземного базирования, способных поражать цели далеко в глубине российской территории;
  • разработка новых видов неядерных ракетных боеголовок и взрывчатых веществ большой разрушительной силы.

Важно отметить, что до 2019 года Украина не могла разрабатывать ракеты меньшей и средней дальности, будучи связанной обязательствами в соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности между СССР и США, подписанного еще в далеком 1987 году. 2 августа 2019 года упомянутый договор прекратил свое действие.

Не будучи ядерной державой, Украина не имеет возможности реализовать политику ядерного сдерживания. В таком случае, политика может основываться на принципе так называемого “расширенного” ядерного сдерживания в том смысле, что политический и военный союз с державой, обладающей ядерным потенциалом, будет фактором ядерного сдерживания для России. Но учитывая размер ядерного потенциала РФ и тот факт, что все другие  ядерные страны, кроме США, далеко позади – приходиться констатировать, что только американское “расширенное” ядерное сдерживание будет наиболее эффективным.

            В свою очередь, развивая свой военный потенциал Украина может стать значимым элементом в механизмах обеспечения безопасности в Европе и одним из ключевых игроков в реализации политики коллективного сдерживания России.

 

[1] В некоторых случаях политика сдерживания может применяться и к негосударственным субъектам.

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ЭДУАРД МКРТЧАН

Китайский излом. Как Украине перехватить уходящие из Китая инвестиции у Вьетнама и Таиланда

ЕЛЕНА ЖУКОВА

Офшоры: не паникуем, деньги останутся в Украине

ЭДУАРД МКРТЧАН

Кадровые индустрии. Какие направления станут актуальными в ближайшие 5 лет

ВИКТОРИЯ ГРИБ

Как Украина готовится адаптировать стандарты CBRN под военные реалии

НАТАЛЬЯ АЛЮШИНА

Имперские "дрожжи", или как Украине избавиться от духа "чиновничества"

ЭДУАРД МКРТЧАН

Пять проекций гуманитарного разминирования

ЕВГЕНИЯ ЛОКТИОНОВА

Практически все торговые центры Украины хорошо подготовлены к зиме

МУСА МАГОМЕДОВ

Украинский ВПК: трудный путь перемен и "палки в колесах"

ОЛЕНА ТОВКУН

Відбудова України: яка освіта потрібна нашим дітям?

ЮРИЙ ЩУКЛИН

Как Европа может побороть страх перед украинскими агрохолдингами и помочь украинским фермерам дожить до вступления Украины в ЕС

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА