11:04 24.06.2022

Автор: ВИТАЛИЙ ШАПРАН

Восстановление Украины: о чем нужно знать уже сейчас?

11 мин читать
Восстановление Украины: о чем нужно знать уже сейчас?

Виталий Шапран, экономист, финансовый аналитик

 

Вокруг темы восстановления Украины ведутся дискуссии как в экспертных кругах, так и среди бюрократов. Бюрократия работает очень медленно, создает рабочие группы, дискутирует и пишет планы восстановления. Впрочем, пока общей концепции восстановления я не увидел, хотя лето уже подходит к своему экватору, а там и осень 2022, когда строительные работы уже не так удобно будет проводить, да и люди, у которых повреждено жилье, рискуют замерзнуть. Поэтому с восстановлением следует поторопиться.

Общие принципы

Финансовая часть механизма восстановления должна быть: (1) Справедливой, (2) Прозрачной для большинства стейк-холдеров, (3) Гибкой, (4) Интегрированной в систему международных финансов и институтов ЕС, США, Канады, Японии и, конечно же, Великобритании. Без этих 4 пунктов об эффективном восстановлении и говорить нечего.

Справедливость. Давайте подумаем о справедливости. Например, справедливо ли будет списать 100% кредита у владельца поврежденной квартиры площадью 139 кв. метров, в которой проживало 2 человека, а владельца квартиры площадью 141 кв. метр, где проживала многодетная семья из 8 человек, попросить подождать? Справедливо ли будет украинский банк (в т.ч. государственный), много лет кредитовавший ипотечное жилье, попросить здесь и сейчас списать весь кредит с процентами, и пообещать ему заплатить потом, при случае, когда закончится война, или даже чуть позже.

Так что ответы ясны, но возникает вопрос: кому и чьи средства мы экономим? И общий большой вопрос: кто будет донором средств и по какой схеме. Если речь идет о бюджете, то не слишком ли высок лимит в 140 квадратов для квартиры? Но если речь идет о выплатах за счет замороженных российских активов, возникает вопрос: чьи средства мы экономим? Резервы Центрального банка РФ? Или деньги российских олигархов, арестованные в США?

Следовательно, нужно закрепить общий принцип восстановления: каждый гражданин, каждая компания или банк, или орган местной власти, или государственное учреждение, потерявшие имущество и понесшие убытки, имеют право на компенсацию 100% материального ущерба, на материальную компенсацию за смерть близкого человека, а также на компенсацию за утраченное здоровье. Это фундаментальный базис справедливого возмещения. Неважно: была ли у вас хрущевка на 25 квадратов в Мариуполе, или 150 квартир в городе Буча, или у застройщика был ипотечный портфель на 1500 квартир, однако все, что уничтожено, должно быть компенсировано. Желательно этот принцип закрепить в законе и больше вокруг него не разводить дискуссии и не провоцировать у пострадавших негативные настроения. Разница между бедными и богатыми может быть только в сроках возмещения.

Прозрачность. Гигантской ошибкой будет проводить масштабное восстановление Украины непосредственно из Государственного бюджета. Наш госбюджет – это и ВСУ, и образование, и медицина, и многое другое. Следует исходить из того, что российские средства, замороженные в ЕС, могут быть направлены на восстановление Украины и до завершения долгосрочных судебных процессов в Гааге, а для этого использование таких средств должно быть очень прозрачным. Кроме того, желательно отделить оперативные государственные финансы от капитальных вложений и возмещений. Поэтому сама собой напрашивается идея – создать отдельное учреждение, которое будет заниматься именно восстановлением. Это не должен быть банк, поскольку есть очень плохой пример Внешэкономбанка РФ, который, по сути, является не банком, а корпорацией по развитию, которая не выполняет банковские нормативы и показала свою неэффективность. Банк развития Украины вроде ЕИБ или ЕБРР нам нужен, но восстановление в кредит – это не очень хорошая идея, особенно из-за будущего роста ставок в США, Великобритании и ЕС. Я бы сказал, что отдельное учреждение, которое будет управлять восстановлением, по своему механизму больше должно быть похоже на фонд прямых инвестиций. Его основная задача – это учет и контроль, а также управление процессами восстановления.

Гибкость. Главная проблема сейчас – это неопределенность. Да, мы знаем, что где-то в Сенате США завис законопроект H.R. 6930, знаем, что месяц назад в США уже были заморожены российские активы на 132 млрд долларов США, а сейчас уже больше. Мы знаем, что 40-50 млрд долларов из замороженных активов может пойти на восстановление Украины в форме ликвидных средств, но в Сенате требуют дополнительных звеньев контроля со стороны США за этими средствами. Мы знаем, что многие средства РФ заморожены в Великобритании, Германии и Италии, но они даже еще не начали процесс принятия законопроекта, аналогичного H.R. 6930, а может и вообще не примут, и тогда нам нужно будет опираться на решение суда в Гааге. На момент написания статьи в спецфонд восстановления Украины могут быть направлены только средства госбюджета и то имущество, которое национализировано Украиной у россиян.

Впрочем, если появится прозрачное учреждение и прозрачные планы восстановления, правительству будет легче вести диалог с заморозившими российские средства донорами. Условно говоря, срыв планов по восстановлению Бучи может привести к тому, что МИД вызовет посла какой-то дружественной страны и укажет ему на конкретные семьи, не получившие жилье, тепло и воду из-за промедления с рассмотрением очередного законопроекта о передаче замороженных средств РФ Украине. И процесс будет оживляться не лоббизмом, а прозрачностью самого учреждения и процессов в нем. А там, за границей, будут понимать, что отобранные у РФ средства не просто направляются куда-то в государственный бюджет, а поступают непосредственно в спецфонд, который их мгновенно направляет на финансирование восстановления.

Второй момент гибкости – это неравенство пострадавших. Всем и все 100% компенсаций сразу не выплатить. Если установить очереди и заниматься адресным восстановлением – это будет коррумпированный СССР, чего нам не нужно. Следовательно, нужна гибкость работы учреждения по отношению к пострадавшим с учетом графика поступления финансирования, в т.ч. извне. А для этого Фонд восстановления может выпускать облигации разных серий. Законодатель для Фонда должен четко выписать очередность выплат (погашения) по сериям облигаций. При этом погашение будет происходить по мере поступления финансирования, не дожидаясь окончания войны. Чтобы четко представить, как это может работать на практике, рассмотрим пример с ипотекой. Например, есть владелец квартиры в Чернигове в доме, который не подлежит восстановлению.

Владелец должен банку (вместе с процентами) 1 млн грн, а аналог его квартиры на рынке стоит 2,5 млн грн. При этом он, кроме квартиры, потерял имущества на 0,3 млн грн.

Фонд восстановления выдает такому владельцу облигации серии А за утраченное имущество на 0,3 млн грн, которые должны быть погашены Фондом в течение 3 месяцев.

Также Фонд дает владельцу квартиры возможность выбрать один из вариантов:

А) получить на 1,5 млн грн облигации серии В, которые могут быть погашены деньгами (например) через 1-2-3 года с момента выдачи, но стоимость которых индексируется в привязке к текущей стоимости 1 кв. метра недвижимости (подобный рыночный подход практиковался в банке Аркада и в Киевгорстрое)

ИЛИ

Б) получить на 1,5 млн грн облигации серии С, которые будут погашены деньгами через год.

При этом банк, которому владелец квартиры должен средства, получает на 1 млн грн облигации серии D, которые будут погашены через 5 (10) лет с доходностью на уровне средней ставки по банковским депозитам. При этом банку предоставляется право взять вместо этих облигаций облигации серии В, где заложена индексация стоимости 1 квадратного метра жилья, если собственник разрушенного жилья избрал серию С.

Я привел чисто условный пример того, как, используя различные серии облигаций можно регулировать размер, очередность и характер выплат. Большое количество серий обеспечит хорошую возможность выплат компенсаций, установления правил и очередности, урегулирования скорости выплат в зависимости от поступления средств. Дополнительными преимуществами использования облигаций различных серий являются: (1) фиксация обязательств перед гражданами и бизнесом в удобной для них форме; (2) удобство получения компенсаций по мере наполнения Фонда; и, наконец, те участники процессов, которые не хотят ждать погашения облигаций, смогут их продать на вторичном рынке, который, я уверен, будет очень быстро сформирован.

Наличие отдельного спецфонда со встроенным облигационным механизмом будет удобно и государству, именно из-за гибкости в механизме управления. Например, есть планы по восстановлению сети больниц в Харькове. В этом случае Фонд выпускает облигации серии F на запланированную сумму и передает их в собственность горсовета Харькова с погашением в 2023 году. Серия F предусматривает, что в случае нехватки средств внешних доноров в Фонде расходы Фонда будут финансироваться из государственного бюджета, поскольку больницы являются социальной инфраструктурой.

Или, например государство может принять решение (независимо от результатов работы с донорами) профинансировать восстановление жилья беднейшим слоям населения из расчета 20 квадратов на человека, а для однокомнатной квартиры –  не более 35 квадратов, если такое лицо за 2020-2021 гг. получало не более 50000 грн в год (цифры условные). Такие лица должны предоставить в Фонд подтверждающие документы, а взамен получат облигации серии Е, которые будут погашены через месяц, независимо от наличия донорских денег.

На базе облигаций Фонда можно строить и более сложные схемы. К примеру, Минобороны хочет построить (восстановить) сеть защищенных аэродромов для запуска беспилотников и другой малогабаритной авиации (или патронный завод). Фонд берёт в работу соответствующий проект, выпускает облигации, но делает это под гарантии иностранного правительства и (или) поставщика беспилотников (оборудования для патронного завода) и передает целевые средства Министерству обороны. В итоге облигации погашаются после поступления средств, полученных от продажи замороженного российского имущества.

Завещание Маршалла и трудности

Безусловно, работа Фонда по восстановлению столкнется с трудностями. Пока что кроме дефицитного бюджета Украины очень мало источников его финансирования. Здесь можно развернуть дискуссию типа того, "что первично: курица или яйцо?", но я считаю, что она нецелесообразна. Возникновение, а точнее признание обязательств перед гражданами и бизнесом со стороны Государства Украина автоматически оказывает давление на держателей иностранных российских активов. Поэтому Государство Украина должно быть заинтересовано в том, чтобы максимально полно посчитать суммы компенсаций всем пострадавшим от российской агрессии. При этом, есть модели, которые позволяют ускорить работу с "иностранными партнерами", хотя такие механизмы не бесплатны.

К примеру, речь идет об восстановлении больниц за 50% средств госбюджета и 50% средств доноров. Автоматически возникает вопрос: где лучше брать оборудование для больницы? Старые аппараты диагностики 1967 года производства нельзя, да и не целесообразно восстанавливать. И здесь нам с вами на помощь приходит наследие Джорджа Маршалла. Да, именно того Маршалла, который разработал план восстановления для Германии в 1948 году. В наследство от плана Маршалла миру досталась разветвленная сеть EXIM-банков и EXIM-гарантийных и страховых компаний. И вот здесь представители Минздрава и местных громад должны изучить рынок медицинского оборудования. Например, по соотношению цена/качество они выбрали итальянское оборудование. А дальше будет происходить примерно следующее:

• Фонд восстановления обращается к производителю оборудования в Италии и сообщает о своем желании сделать закупку;

• Производитель оборудования обращается в учреждение, отвечающее за стимулирование экспорта Италии – Servizi Assicurativi del Commercio Estero (SACE) – и просит его о поддержке;

• Далее ситуация может изменяться в зависимости от договоренностей. По стандартной процедуре один из Итальянских банков предоставляет через своего банка-агента в Украине кредит покупателю оборудования под гарантию SACE. А уже на этот кредит покупается оборудование, и вот здесь возникают определенные моменты, которые следует детализировать.

  1. Правила SACE (или другого европейского учреждения) могут предусматривать возможность финансирования не только покупки оборудования, но и реализации всего проекта, если итальянские подрядчики будут выполнять 50-75% сметы. То есть, если, например, оборудование для больницы стоит 100 млн, а здание 75 млн, то можно рассчитывать на почти 100% финансирования расходов на восстановление больницы за счет SACE.
  2. Не менее интересен и вопрос стоимости финансирования по "итальянскому проекту". Если SACE приносят проект, в котором предусмотрено строительство больницы в месте, где еще есть риск возврата боевых действий, то здесь стоимость их гарантии непомерно возрастет, равно как и у коммерсантов, и в итоге мы получим дорогое финансирование, которое я бы не советовал брать (10-15% в евро). Впрочем, если в ситуацию вмешается правительство Украины и подпишет межправительственное соглашение с правительством Италии, чтобы в пределах стоимости российских активов, арестованных правительством Италии на территории Италии (1,5 млрд евро), правительство постепенно выдавало гарантии на операции SACE, то ставка упадет до 1-2% (привожу с запасом из-за анонсированного повышения ставки ЕЦБ).
  3. Но и банк-агент в Украине, и SACE, и Правительство Италии (страну я привел как условный пример) и даже Фонд восстановления будут благодарны автору проекта, если он прояснит, где этот, по сути кредитный, проект можно будет застраховать на время возврата задолженности. И это серьезный вопрос, поскольку украинские банки со ставкой в ​​30–50% годовых по кредиту не очень озабочены анализом качества страхования, так как высокая эффективная ставка по портфелю покрывает возможные убытки. Однако в ситуации, когда финансирование выдается под 1–2%, качество страхования приобретает большое значение. К сожалению, по информации моих коллег сейчас страховой тариф на грузовые перевозки в зоне боевых действий в Черном море за один проход составляет 5%. Приблизительно такой тариф может быть и по проектам по восстановлению на территориях, где летают ракеты или идут интенсивные боевые действия. Такая стоимость страхования просто убивает эффективность дешевого финансирования. Но есть возможность решить этот вопрос технически. По этому поводу заинтересованным лицам я бы советовал обратиться в Ассоциацию Страховой бизнес.

Неизбежное

Ситуация вокруг восстановления сложная. Я провел много бесед с представителями иностранных банков, работающих в Украине, с международными организациями и даже с представителями местных властей пострадавших городов. Я очень благодарен им за уделенное время, как и моим коллегам по УОФА. Я перебрал разные схемы организации восстановления, но все они не очень соответствуют ситуации с неопределенностью со сроками поступления внешнего финансирования. Именно возможность привлечь в Фонд восстановления облигации десятков разных серий с разными условиями погашения, сроками, валютой, возможной индексацией стоимости и т.д. дает гибкость в сроках финансирования и удобство для пострадавших граждан и бизнеса. И главное: фиксируя обязательства государства, мы фактически даем сигнал западным партнерам, что их средства здесь ожидает не правительство, а простые граждане и бизнес. Ну, а время такого возмещения уже будет зависеть от тех доноров, которые арестовали российские активы на своей территории. Для кого-то восстановление Украины может стать бизнесом, для кого-то – расширением зоны влияния, для кого-то – искуплением, а для кого-то – делом чести. Украина должна быть рада любым донорам, обеспечив справедливость, прозрачность и гибкость системы возмещения.

 

 

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ИРИНА МУДРАЯ

Хуже чем спонсор терроризма: каким должен быть следующий шаг в экономической войне с россией

СТАНИСЛАВ ЗИНЧЕНКО

Недальновидная регуляторная политика поставила железорудную отрасль на грань выживания

АНДРЕЙ ВОЛКОВ

Как учетная ставка НБУ влияет на стоимость кредитов и куда банкам девать избыточную ликвидность

ОЛЬГА КОВАЛЬ

Гендер, равенство, защита женщин: в Украине ратифицировали Стамбульскую конвенцию. Что это значит

ЮРИЙ РАДЗИЕВСКИЙ

Тонкая грань между защитником и убийцей. Должен ли общественный резонанс мешать правосудию?

АЛЕКСАНДР СТОРОЖУК

Помогать нельзя бояться: как распознать фейковый благотворительный фонд

ИГОРЬ ЖДАНОВ

100 дней войны – воспоминания, впечатления и размышления

ОЛЕГ ГАВРИШ

Что делать со списком критического импорта

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Большая геополитическая шахматная доска: как не проиграть Украине в Четвертой мировой войне

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: аналитический обзор ситуации за прошлую неделю (15 – 22 мая 2022 года)

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА