15:38 19.10.2022

Автор: АЛЕКСАНДР ЛАРИН

Почему задекларированный квантовый скачок в вовлечении украинцев в спорт — неосуществим, и как это возможно исправить

7 мин читать
Почему задекларированный квантовый скачок в вовлечении украинцев в спорт — неосуществим, и как это возможно исправить

Александр Ларин, основатель платформы “Идеалист Медиа”, Генеральный секретарь Федерации баскетбола Украины (2011-2015 гг), заместитель министра спорта Украины (2010 г)

 

Когда я однажды консультировал одного из руководителей Министерства спорта, он все время спрашивал: в чем главная проблема этой сферы, что можно быстро исправить? Я объяснял — нет той единственной кнопки или того разрыва провода, который бы мы исправили и все сразу начало бы идеально работать. Надо подняться над ситуацией и задать вопрос: что государству нужно от сферы спорта, зачем она ему? Ответ сформулирован еще в 2014 году. Государство даёт сфере спорта два заказа: на здоровье нации — через развитие физической активности (не только детей, а людей всех возрастов), и на престиж — через успехи в спорте высших достижений, которые объединяют и вызывают гордость за страну, чувство сопричастности. В каких-то моментах эти две задачи имеют отношение друг к другу как сообщающиеся сосуды, но каждая из них решается по-разному. А значит система финансирования, управления, все что связано с реализацией задач — должны быть разными под каждую из задач.

Специфика Украины в том, что у нас это все — “два в одном”, и модель функционирования сферы спорта фактически базируется на советской системе. Развитие спорта осуществляется государством, “сверху вниз”, через ряд структур (ДЮСШ, школы высшего спортивного мастерства, центр олимпийской подготовки), которые априори по своему функционалу не предназначены для задачи удержания людей в спорте и соответственно — не могут служить инструментом для выполнения заказа государства на здоровье нации через развитие массовой физической активности. Европейская модель системы спорта, которая акцентирована на привлечение и вовлечение людей в спорт, функционирует иначе, “снизу вверх”: люди объединяются в спортивные клубы, клубы — в федерации видов спорта, а государство не управляет федерациями, а оказывает им поддержку различными способами — прямым дотированием, грантами и т.п.

Формально, на бумаге, в Украине европейская модель как бы существует. С 1951 года в канун первого участия СССР в Олимпийских Играх, формально были имплементированы международные институты, такие как Олимпийский комитет и спортивные федерации (тогда они назывались секциями). Разумеется, что никакой общественной автономии федераций — в принятии решений, формировании команд, назначении тренеров — и близко не было, все происходило под четким руководством Компартии, учреждалось и контролировалось государством и ничем не отличалось от любой другой сферы деятельности в СССР.

С обретением Независимости в 1991 году Украина унаследовала эту систему и с тех пор она мало изменилась. Просто вместо четкого руководства Компартии, руководство осуществляет Министерство спорта. В силу бедности, отсутствия работающей экономики и всех тех механизмов, которые на Западе наполняют бюджеты федераций из негосударственных источников (спонсорские, телевизионные права, отчисления от международных федераций, маркетинговые отчисления от проведения национальных турниров, членские взносы) — у подавляющего большинства федераций единственным источником поддержки спортсменов и участия в международных соревнованиях была и остается бюджетная поддержка. В странах Европы тоже есть государственные программы поддержки спорта высших достижений, на выполнение госзаказа популяризировать страну через спорт. Но там это существует в виде грантовой системы, когда федерация использует гранты по назначению и отчитывается об их использовании. В нашем же случае сохранилась абсолютно советская система, когда Министерство продолжает иметь в руках это влияние — бюджетные деньги, и не отдает их как грант, который можно проверять. Очень во многих федерациях руководителями являются работники министерства или сопряженных с ним структур. Вот этот механизм держит федерации на коротком поводке. И все это напрямую показывает несоответствие нашей системы Олимпийской хартии и нормам, на которых стоит мировая система спорта.

Как эта система влияет на выполнение госзаказа на здоровье нации? По данным из открытых источников, в 2019 году (я использую эти данные, так как последний предковидный год дает корректную картину) — двигательной активностью было охвачено 13% украинцев. Утвержденная Кабинетом Министров в 2020 году "Стратегия развития физической культуры и спорта на период до 2028 года" предполагает совершение квантового скачка – увеличение количества украинцев, которые будут заниматься регулярной физической активностью, до 30%. Есть глубокие сомнения, что поставленная задача является корректной, что стратегия наполнена реальным смыслом, и что имеющийся инструментарий позволит это достичь.

В чем принципиальная разница между ДЮСШ и клубом? ДЮСШ – это система отбора талантливых спортсменов. Его эффективность зависит от таланта и качества кадров, но по сути это отбор: сначала набирают как можно больше детей, это называется группа начальной подготовки, и каждый следующий год переводятся только те, кто прошел систему отбора, показал результаты. Это утвержденный государством принцип. Но в приложении к целям Стратегии, где поддержка спорта предполагает укрепление материальной базы и кадров ДЮСШ, необходимо понимать – что речь идет о влиянии на тот инструмент, который сам по себе заточен на убывание количества людей, вовлеченных в спортивную активность.

Клуб, в отличие от ДЮСШ, живет за счет членских взносов. И заинтересован, чтобы вы, ваша семья, стали его членами и никогда из него не выходили – независимо от того, можете вы дать спортивный результат или нет. Если же вы или ваши дети показывают результат, выигрывают чемпионат или Олимпийские Игры, для клуба это плюс, дополнительный престиж, рекламные контракты и все соответствующие профиты от того, что член нашего клуба становится звездой. Но по большому счету, клубу все равно, какой у вас результат. Но при этом у клуба свой постоянный контингент, который пользуется спортивными объектами, платит за услуги тренеров и других специалистов. И клуб заинтересован, чтобы люди там оставались, проводили время, приводили друзей, и чтобы те платили и получали удовольствие от занятий и комплекса услуг (например, консультаций нутрициолога, тренера по общефизической подготовке и тд). Речь идет о личных результатах людей, не страны, — а их физическом состоянии. Это правильная экономическая модель.

Когда мы инициировали реформу системы спорта в 2014 году, нам инкриминировали, будто мы хотим закрыть ДЮСШ. Боже упаси! Но дело в том, что ДЮСШ не решают принципиально задачи удержания в спорте. Когда мы смотрим на данные о количестве участников ДЮСШ первого года и последнего, мы видим, с какой интенсивностью происходит отбор. И все, кто не попали на следующий уровень, — их фактически выкинули, ими никто не занимается. Государство должно создать реальные стимулы для этих людей, чтобы они продолжали заниматься физической активностью. В Швеции с 10 млн населения — 19 тысяч клубов, в Германии, где 83 млн — около 90 тысяч клубов. При этом также есть академии, которые с определенной натяжкой можно сравнивать с ДЮСШ, и которые занимаются отбором и шлифовкой талантов. Но если мы говорим, что у нас две задачи, то одним методом в одном флаконе это не решается. В Украине сейчас абсолютно отсутствуют реальные механизмы, как стимулировать жизнеспособность ячейки вовлечения и удержания в спорте — клуба, спортивной федерации. Слова есть, но никаких программ не существует. А действующая система направлена на консервацию того, что было в СССР, с какими-то современными реверансами в сторону Европы.

Классическая модель спорта выглядит как пирамида: где на нижнем уровне массовый спорт, дальше количество участников убывает и наверху остаются самые избранные, спорт высших достижений. Сегодня ряд европейских стран поставили задачу — превратить пирамиду в прямоугольник, чтобы в основании было столько же людей, как и наверху — то есть удержание всех, в разном качестве. Потому что именно так и выполняется госзаказ на здоровье нации.

Есть другие серьезные вызовы: убывающая демография, плюс возникшие в последнее десятилетие альтернативы занятиям спорту — компьютерные игры и т.п., что усложняют задачу привить людям любовь к спорту, привычку к занятиям спорту, и удовольствие от спорта. Можно сколько угодно делать социальную рекламу и надеяться, что это чем-то поможет. Но если у человека нет личного тактильного опыта и ему негде его получить, это невозможно. Есть только одна возрастная группа, которая системно может быть охвачена физической активностью, и при этом этот параметр можно контролировать и отслеживать — это школьный возраст. Соответственно, задача должна в первую очередь решаться через привитие привычки к спорту, понимания его в школьном возрасте, и должны возникнуть инструменты реального вовлечения других возрастных групп.

Существует стереотип, что именно советская модель как раз способствует массовости спорта, но это миф. Если сравнить данные из открытых источников, о количестве привлеченных в ДЮСШ в группы начальной подготовки и количестве дошедших до последнего класса — разница более чем в сто раз. О чем это говорит? Что даже если в начальный отбор попадет не 279 тысяч детей, а 3 миллиона — на каждой следующей ступени их будет все меньше, и это программное убывание. То есть это не инструмент закрепления людей в спорте, ведь вряд ли любовь к спорту останется у тех, кто вылетел на ранних этапах.  Усиливая и сохраняя фокус на этой модели ДЮСШ, и не наполняя реальной поддержкой федерации, не занимаясь реальным стимулированием клубной системы и созданием совершенно новых инструментов, которых не существует сегодня в стране, — Украина не совершит тот квантовый скачок.

 

 

 

 

 

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА